Авторизация
 
  • 17:22 – Прекрасный музыкальный фильм 1973-го года «Днестровские мелодии» 
  • 17:22 – «Тайны следствия» 16 сезон 1 и 2 серии от 5.12.2016 смотреть онлайн 
  • 17:22 – ДТП с автобусом в Югре 4 декабря: в Ханты – Мансийске задержан организатор перевозки детей 
  • 17:22 – Унчеые олеипрелди поохежиирнсде Гбора Гонподся в Ирлеумсиае (ВЕДИО) 

Игорь Шестаков: Парламент - это не клуб миллионеров, необходимо искоренить политический туризм

162.158.78.200

Игорь Шестаков: Парламент - это не клуб миллионеров, необходимо искоренить политический туризмПочти два месяца, как Кыргызстан обрел новый парламент VI созыва. 28 октября члены нового состава ЖК принесли присягу и получили значки депутатов. После того, как партии, наконец, закончили «перетряхивать» свои списки, освоились в отремонтированных кабинетах, самое время подвести промежуточные итоги новой для Кыргызстана парламентской системы государственного управления.

Политолог Игорь Шестаков в интервью K-News рассказал о том, удался ли политический эксперимент, и смогла ли де-юре парламентская система в стране, де-факто удерживаемая президентом на грани хаоса, сохранить свою стабильность в рамках усиливающегося экономического кризиса, падения доходов населения и ослабления курса национальной валюты.

— Верно ли высказывание о том, что парламентская демократия стала фактором политической стабильности в Кыргызстане?

— В принципе я согласен с этим утверждением, поскольку парламентская система создала основу для конкурентной борьбы за власть в рамках правовых норм, в стенах Жогорку Кенеша. Если посмотреть на новейшую историю Кыргызстана, мы пережили революции 2005-го и 2010 годов из-за того, что Акаев и Бакиев сформировали коррупционный режим, когда власть была узурпирована представителями одной семьи и ее приближенными. Сегодня политическая система состоит из фракций правящего большинства и оппозиционного меньшинства — этот путь вполне демократичен.

— Насколько реализован ее стабилизирующий потенциал?

— Говорить в целом об установлении стабильности, мы пока не можем. Однако за последние 3 года действительно снизился митинговый потенциал. Кыргызстан до недавнего времени называли страной митингов. С помощью бревна на дороге участники акций протестов пытались оказать давление на власть. Парламентской системе удалось этот митинговый потенциал снизить. Но нельзя говорить о том, что это их единоличная заслуга, тому также способствовали понимание общества о безрезультатности своих усилий и разочарование в радикально настроенной части оппозиции.

Кроме того, за последние 5 лет Кыргызстан сменил 4 правительства, вряд ли это можно назвать стабилизирующим фактором. Проблема в том, что фракции, формирующие кабмин, вели борьбу за установление личного партийного контроля за доходными отраслями экономики. Составы правительств, начиная с Бабанова, уходили в отставку не потому, что они плохо работали, а в результате несогласия с правящей коалицией по принципиальным кадровым позициям. Нельзя говорить о стабилизации политической ситуации, пока не обеспечена стабильность в работе главной ветви исполнительной власти — кабинета министров.

— С чем связан факт усиления критики парламентаризма и конкретно Жогорку Кенеша в последнее время?

— В обществе были большие ожидания в связи с тем, что мы стали парламентской республикой. Все надеялись, что представители народовластия, засучив рукава, будут заниматься решением основных социально-экономических проблем. Но проблема заключалась в том, что предыдущий созыв парламента действовал как акционерное общество закрытого типа. Деятельность лидеров партий и их приближенных сводилась к распределению ключевых экономических сфер, дележке портфелей. Общество видело, куда направляются их «усилия» и все это выливалось в критику.

К тому же, сами партии находятся на стадии становления и не являются полноценными институтами власти, действуя как предвыборные объединения. То есть политики и бизнесмены, а у нас, как правило, это один человек, объединяются и идут на выборы, а попав в парламент, практически все фракции пережили распад. Это, в свою очередь, тоже пошатнуло доверие избирателей. В конечном итоге недееспособность парламента приводит к усилению роли президента. Сегодня решение многих вопросов у нас связывают с личностью президента и его деятельностью. Хотя, согласно Конституции, глава государства отвечает только за внешнюю политику. Но президенту приходилось решать вопросы, несвойственные парламентской республике: проблемы с энергетикой в отопительный период, Кумтор и другие горнодобывающие предприятия. Премьер-министру отведен экономический блок. Опыт последних 5 лет показывает, что глава кабмина не может быть самостоятельным, он все время натыкается на сопротивление со стороны депутатских фракций, которые имеют свое видение и свои интересы.

— Какие плюсы и минусы парламентаризма вы можете выделить?

— Как я уже говорил, положительным моментом парламентаризма является установление политической стабильности. Все происходит в стенах Жогорку Кенеша, например, та же абсурдная попытка захвата «Белого дома» самими депутатами. Во-вторых, создана почва для политической конкуренции. На прошедших выборах в парламент 4 октября, для всех претендентов был создан равный доступ для участия в выборном процессе. В-третьих, во всей Центральной Азии, только у нас председательство в двух ключевых комитетах Жогорку Кенеша — по бюджету и по законности, отдано оппозиции.

Минусом является то, что деньги и олигархи являются определяющим фактором и главным условием для того, чтобы пройти в Жогорку Кенеш. Кроме того, парламент не брал на себя ответственность за решение принципиальных задач и перекладывал их на правительство, которому опять же не давал работать, давая бесконечные кадровые команды. Все это негативно отразилось на экономической ситуации и инвестиционной привлекательности республики.

— Как вы оцениваете законодательные инициативы депутатов ЖК прошлого созыва?

— Среди законодательных инициатив преобладал популизм. Депутаты предлагали переписать гимн, поменять флаг, переименовать название государства.

Кроме того, депутаты пятого созыва оставили нерешенным ряд важных вопросов, в том числе с Кумтором. Речь идет о внесении поправок в Водный кодекс, запрещающих деятельность, влияющую на ускорение таяния ледников, а также размещение отвалов в зонах формирования стока и засорение ледников.

— Какая, по вашему мнению, форма государственного устройства наиболее оптимальна для Кыргызстана?

— Политические игроки, неоднократно переписывая Конституцию, превратили ее в футбольный мяч, пиная основной закон в нужную для себя сторону. То есть это результат политического эксперимента. Хотелось бы отметить, что мы поторопились, переходя на парламентскую систему государственного управления, не имея партии, которые действуют как совершенные институты власти, иными словами мы поставили телегу впереди лошади. Нынешний состав Жогорку Кенеша не отвечает требованиям, которые предъявляются к парламенту. Это очередной политический эксперимент.

В преддверии президентских выборов 2017 года назрел вопрос, по какому пути пойдет Кыргызстан. Я думаю, Алмазбек Атамбаев
много размышляет на эту тему и не случайно говорит о необходимости усиления парламентской системы. Этот вопрос дискуссионный. Сложно сказать, какая форма госустройства подходить нам больше всего. С одной стороны мы видим успешные страны с президентской системой, как США, Россия. К сожалению, примеры партийного устройства СНГ пока свидетельствуют не в пользу парламентаризма, когда, например, парламент Молдовы по полгода не может избрать президента.

— Сейчас также высказываются предложения, чтобы президент избирался парламентом. Поддерживаете?

Мне кажется это опасная политическая игра. Насколько легитимно президент будет действовать от имени народа? Он будет заложником интересов 120 человек, и общество ему уже не станет оказывать поддержку.

На фоне ухудшающегося экономического положения, падения доходов населения и ослабления курса национальной валюты нам нужна устойчивая власть. Сегодня из-за слабости парламента институт президента доминирует благодаря тому, что он более стабилен.

Если же мы решим двигаться в сторону укрепления парламентской системы, необходимо совершенно по-другому подойти к полномочиям премьер-министра. Он должен быть свободным, с развязанными от парламентского контроля руками, и должен самостоятельно выстраивать экономическую модель функционирования Кыргызстана.

— Как вы оцениваете качественный состав Жогорку Кенеша шестого созыва?

— Что примечательно, с первых же дней работы депутатов этого созыва стало понятно, что они не намерены изменять лучшим популистическим традициям, заложенным их предшественниками. Кыргызстан — это страна трудовых миграций, 60% граждан являются безработными, 1 млн находятся за рубежом. Но депутаты одним из своих первых решений ликвидировали Министерство труда, миграции и молодежи. Возможно, ведомство не в полной мере справлялось с возложенными на него задачами, однако создание такого министерства обозначало высокий государственный статус этих задач. Люди, которые прошли в парламент под лозунгом создания новых рабочих мест, поставили крест на нем.

Пока только толстые тугие кошельки являются главным локомотивом, который открывает двери в Жогорку Кенеш. Конечно, партия должна обладать финансовыми ресурсами. Но у нас финансовые ресурсы преобладают над кадровой составляющей.

Мы находимся в процессе смены элит. Влиятельные политики советского прошлого будут уходить с политического олимпа. У нас есть негативный пример смены элит, государства, вовлеченные в «арабскую весну», оказались в сложной социально-экономической ситуации, отдельные страны стоят на пороге потери государственности. Наша элита должна проявить мудрость, вовремя уйти и дать дорогу молодым креативным кадрам.

— Какие задачи стоят перед новым парламентом?

— В первую очередь, они не должны мешать правительству, чтобы оно работало эффективно, не заниматься популизмом, а принимать действительно нужные законы. Парламент шестого созыва должен стать гарантом стабильности на период проведения президентских выборов. Выборы это стресс и испытание на прочность для любого государства.

— После скандала с креслами стало понятно, что гражданское общество будет пристально наблюдать за новыми парламентариями. К чему могут привести игры с депутатской неприкосновенностью и отказа от привилегий?

— Главная привилегия депутатов — это право принимать законы, которые укрепляют и развивают Кыргызстан. Необходимо оставить те привилегии, которые необходимы для исполнения служебных обязанностей. Депутатам нужно научиться жить по средствам. Нет необходимости окружать себя роскошью и совершать неоправданные расходы. Жогорку Кенеш это не клуб миллионеров, не надо развивать политический туризм и хвастаться фотографиями. Необходимо пересмотреть план командировок, исключив из него поездки на экзотические курорты, как это было во время работы прежнего созыва, когда депутаты поехали на Бали.

Мы живем в непростое время, возможно, самое сложное за последние 24 года существования нашей республики. И граждане будут чувствительны к тем расходам, которые совершают парламентарии.

Не соглашусь со спикером Асылбеком Жээнбековым
, который назвал скандал с креслами информационной войной, объявленной СМИ парламенту. Это была реакция общества через журналистов на то, что депутаты начинают свою работу не с заботы о государстве, а о своем одном месте.

— Какая роль отведена оппозиции в парламенте нового созыва?

— Не думаю, что оппозиция сейчас какая-то особенная по сравнению с прежним составом ЖК. И в «Республике — Ата Журт», и в «Бир Боле» есть достаточно крепкие профессионалы, которые могут дать конструктивную оценку экономической деятельности правительства, предлагая кабмину эффективные меры по предупреждению и выводу страны из кризиса. Я думаю сейчас не время, чтобы выяснять политические отношения. Позиции и оппозиции должны становится единомышленниками, чтобы рядовые кыргызстанцы менее болезненно пережили кризис, а малый и средний бизнес продолжал расти и развиваться.

Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter