Авторизация
 
  • 04:46 – Битва экстрасенсов 17 сезон 278 серия смотреть онлайн 
  • 04:46 – Битва экстрасенсов 17 сезон 14 выпуск от 3 декабря: смотреть онлайн эфир от 3.12.2016 на ТНТ 
  • 04:46 – Танцы на ТНТ 3 сезон 3 декабря 2016 смотреть онлайн 
  • 04:46 – Новый Год 2017: как встречать, что готовить — меню (видео, фото) 

Синдром Героя

162.158.79.41

Синдром ГерояКто-то покрутит пальцем у виска, а кто-то подумает, что я дура, но я действительно не могла уснуть после того, как пообщалась с некоторыми коллегами-журналистами в Фейсбуке, и услышала от них массу циничных реплик о героях-апрелевцах. Молодые люди откровенно называли погибших 7 апреля на площади «быдлом», и сокрушались, что лучше платить по 60 тыйынов за соединение, чем «содержать эту ораву из героев и их родственников».

Ночью я не могла найти себе места и все подбирала нужные слова, чтобы разубедить их, чтобы объяснить им, как они не правы. И вспоминала, как бежала с площади 7 апреля от грохота оружия и страха увидеть настоящую, не киношную смерть. Мой шеф из Алматы, специально приехавший, чтобы писать о курултае оппозиции, и оказавшийся в гуще событий, передавал на тот момент о четырех погибших, которых он лично видел. Если бы я увидела хоть одного, я бы наверно сошла с ума.

Я не видела лиц тех парней, которые шли под пули, но все они были молоды и в большинстве были очень бедно одеты. И каждый из них имел право на жизнь, на полноценную жизнь, на любовь. Но в тот момент у них была одна цель – добраться до Бакиевых и выгнать их к черту… Они шли в колоннах мимо испуганных прохожих, улыбались и свистели.

Когда каждый час пресс-служба Минздрава передавала новые и новые данные о погибших, казалось, что это какой-то жуткий, бесконечно долгий сон. Ближе к вечеру вернулся муж с площади — он, как и десяток других фотографов и операторов снимал происходящее, начиная с «Форума» и потом возле самой ограды «Белого дома». Он сильно рисковал, как и другие, но не уходил до самого вечера, до тех пор, пока стало невозможно снимать. И впервые он не предложил мне просмотреть свою съемку. Случайно глянув на экран его компьютера, я увидела как обычные парни, каких полный город, несут окровавленных друзей, а то и вовсе незнакомых. А потом сами бросаются на ограду и на следующем кадре уже сами лежат в луже крови. Муж был подавлен и не многословен. Но он сказал простую фразу: «Эти ребята — настоящие герои…».

…В последнее время мы все стали свидетелями, что герои-апрелевцы пытаются стать определенной политической силой. Думаю, они имеют на это полное право. Но зачастую их требования излишне радикальны, излишне настойчивы. Их постоянное привлечение к себе внимания стало раздражать людей. Примером является мнение некоторых моих коллег, которые не просто умаляют их подвиг, но и оскверняют память о погибших. Но оказалось, что поведение героев-апрелевцев вполне закономерно.

В психиатрии, в связи с появлением новых угроз техногенных катастроф и социальных взрывов, появились и новые синдромы. Вот как описывает ученый Николай Пуховский синдром Героя:

«Синдром Героя. Он прошел «это» и уцелел. Он имеет уникальный жизненный опыт, который невозможно передать (как и любой другой опыт). Он пережил ситуацию, испытал чувства, которые не доступны большинству обычных людей в мирной жизни. Он не ожидает чествования или сочувствия – он отвергает их с мудрой и усталой усмешкой. Да, ему было больно. Да, ему было страшно. Да, он чувствовал себя беспомощным. Но он что-то делал, он не отстранялся от события, он действовал внутри него. Он надеялся на себя и выстоял. Он ЗНАЕТ – и теперь может помочь или посоветовать другим. Он действует, и надеется только на себя».

И соответственно синдром Пострадавшего:

«Синдром Пострадавшего. Он прошел «это», но это было для него невероятно тяжелым испытанием. Окружающие не понимают и не могут понять его, и он страдает вдвойне от этого непонимания. Ему тяжело и больно, но он не делает даже попыток избавиться от этой тяжести и боли. Более того, он как маленький ребенок, постоянно сдирающий корочку на ранке, чтобы она была и была, держится за свою боль. Он всегда готов возвращаться и возвращаться к тягостным и страшным воспоминаниям, чтобы переживать их вновь и вновь, чтобы продолжать страдать. Он даже не думает о том, что можно жить иначе. Но эти страдания не только для себя – он ждет сочувствия, жалости, участия и помощи окружающих. Более того, он требует всего этого на простом основании, что он Пострадавший, и что ему: «Должны! Обязаны!» Он ТРЕБУЕТ помощи и поддержки, и раздражается, если их не получает. Окружающие «бесчувственны и бессердечны». Они не входят в «положение и ситуацию». Пострадавший назойливо стремится опереться на других, но практически не предпринимает попыток найти опору в самом себе. Он упорно не желает брать ответственность за нынешнюю свою жизнь и стремится переложить ее на окружающих. Попытка Пострадавшего использовать свою всячески демонстрируемую беспомощность для управления Миром проваливается, и вызывает не сочувствие и понимание, а раздражение и недоброжелательность окружающих».

Вы понимаете, что поведение большинства героев-апрелевцев подходит под описание синдрома Пострадавшего. То есть, несмотря на то, что прошло полтора года после событий, и многим из них присвоили какие-то звания, выделили премии и оказали еще много других знаков внимания, они еще находятся под впечатлением той ситуации. А если к этому добавить и то, что некоторые нечистоплотные политики, по сути, используют их, а раздражение в обществе их вызывающим поведением, которому есть психологическое объяснение, растет, то можно прийти к неутешительному выводу, что их травма не залечивается. И если продолжать смотреть на ситуацию сквозь пальцы, общество рискует получить несколько сотен психически травмированных людей.

Эмильбеку Каптагаеву приписывают авторство «шейитизации». Якобы он ими руководит в своих корыстных целях. Сам он объясняет свою миссию следующим:

- По долгу службы я обязан был заниматься ими. Я знаю каждого из них. Власть вручила двум тысячам нагрудные знаки «Герой апрельской революции», тем, кто наиболее активно боролся с режимом Бакиева. У нас 552 человека с огнестрельными ранениями и ровно 100 погибших. Я работал с каждой семьей. И считаю, что надо с пониманием к ним относиться. Представьте себе, человек потерял близкого человека — мужа, сына или брата. И теперь, когда кто-то из них сталкивается с несправедливостью, он задает себе и обществу вопрос: «За что погиб мой родной человек?» Или, например, человек стал инвалидом на всю жизнь, ходит по инстанциям, а в акимиате бюрократия или волокита, вопросы не решаются, или решаются только в ключе кто больше дал, или кто больше надавил, и возникает агрессивная реакция: «А за что мы шли на смерть, под пули?» И у него такой вопрос всегда будет возникать. Повышенное чувство справедливости и повышенное требование справедливости — это естественная реакция людей, которые пострадали. И нужно обществу очень тонко к этому относиться, с пониманием. Необходимо этих людей поддерживать определенный период, пока происходит психологическая и социальная реабилитация. Они должны вовлечься в общество, найти себя в этой жизни, чтобы не остаться на обочине. У них должно быть реальное улучшение в жизни, мы обязаны все над этим работать.

Каптагаев подчеркивает, что именно все общество перед ними в ответе.

- Кажется, что кто-то получил власть или должность, он и обязан. На самом деле все кыргызстанцы за счет апреля получили свободу. Мы не осознаем и забываем, под каким прессингом, в каком страхе жила вся страна. Например, мы политики, которые открыто боролись с бакиевским режимом, жили как обреченные, потому что знали, что через день или два настанет момент, когда тебя нейтрализуют — либо посадят, либо убьют. Мы все в таком обществе жили. Сейчас много что поменялось. Внутренний ритм жизни общества поменялся. Мы имеем открытость, прозрачность, доступность всех политических процессов, свободу слова, возможность журналистов критиковать все, что, по их мнению, подлежит критике. Мы всем этим обязаны тем ребятам, которые целый день 7 апреля стояли под пулями. Ведь никто их не держал. За деньги никто не будет стоять под пулями. Это был такой порыв гнева, порыв протеста, неприятия против тех, кто сидел у власти, – говорит Каптагаев.

…От себя добавлю, что время правления Бакиевых действительно было страшным. Страну словно накрыло черной силой, и все, что в обычном обществе считалось неприемлемым и позорным, у нас вдруг стало нормой. В то же время критиковать власть, писать о каких-то острых проблемах общества сначала стало считаться дурным тоном, а потом и вовсе опасным для жизни. Мы, журналисты, да и другие неравнодушные граждане, могли «выпустить пар» только в интернете. А когда начали избивать и убивать журналистов, страшно стало вообще что-то обсуждать друг с другом. Почти всех журналистов прослушивали. За некоторыми следили. И дело тут не в пресловутых 60 тыйынах. Дело было в том, что Бакиевы просто загоняли всех нас в скотское состояние, когда все решали только они, а остальные могли в лучшем случае молчать. И то, если повезет выжить…

По результатам социологического исследования, лозунги, высказывания и требования героев-апрелевцев остро разделяют 32 процента кыргызстанцев. 10 процентов строго против. Остальные 58 процентов начинают раздражать поведение апрелевцев, их требования и ультиматумы различным ветвям власти.

Эксперт-аналитик Дмитрий Орлов отмечает:

- В отношении общества к апрелевцам наблюдается общая закономерность. Оно, отношение, перешло с первой стадии – восхищения, ко второй – раздражению. Чтобы оно не переросло в третью стадию – ярости, властям надо срочно этих героев чем-то занять. Потому что против одной толпы всегда найдется другая, и страшно представить, что потом будет. Поэтому, если власть действительно ответственная, как она сама говорит, ей нужно сделать все, чтобы этого избежать. Если, конечно, апрелевцы не нужны кому-то в правящей верхушке для личных целей. Причем сами они могут и не догадываться, что их используют в качестве «торпед».

Конфликтолог Татьяна Выговская напоминает:

- Не забывайте, что все герои-апрелевцы разные, и семьи погибших тоже ведут себя по-разному. Есть семьи, которые понесли утрату, получили компенсацию и скорбят внутри семьи. Есть те, кто ищет собственного статуса, собственной значимости, кто действительно верит в то, что совершил геройство. А есть те, кто ждал многого от этого переворота и от власти. Нужно очень хорошо разобраться в каждом случае, что толкает каждого человека вести себя так или иначе, и предложить ему альтернативу. Но с другой стороны, герои-апрелевцы тоже имеют право на свое поведение, это принцип плюрализма мнений. Единственное — их стоит поставить перед фактом, что есть мнение других людей, которые тоже имеют на это право, как и они. Перегибы в их поведении связаны с тем, что у них агрессивный метод в отстаивании своей позиции – они готовы защищать идеалы революции, против кого-то протестовать, но они должны понять, что они не есть истина в последней инстанции. Ее вообще не существует. Поэтому необходимо как-то воздействовать на них, чтобы они держались в рамках закона и ненасилия. И заниматься ими может только тот, кто их породил, то есть сами власти.

Герои апрельской революции — это испытание обществу, насколько оно толерантно и готово прийти на помощь своим согражданам, переживающим такие психологические сложности.

Жанна Караева, психолог, уверена, что с героями должны работать профессиональные психологи, чтобы вернуть их к так называемой мирной жизни.

- Люди, которые рискнули противостоять режиму ценой своей жизни, смели эту власть, вызывают уважение и восхищение. Но пора им объяснить, что революция закончилась, теперь пора созидать, а значит — двигаться в правовом поле, другим путем, ведь ситуация поменялась. Пора внушить им, что нельзя пытаться грубо вмешиваться в политику, иначе мы опять скатимся к трудностям. И работать с ними должны профессиональные психологи, их надо вытащить из этого революционного состояния. Поэтому, если продолжать молча следить за этой ситуацией, раздражение общественности может нарастать и вылиться в еще один конфликт. А это нежелательно», — утверждает Караева.

В статье о синдромах Героя и Пострадавшего также говорится, что «одним из важнейших механизмов в психотерапии посттравматического расстройства считается перевод пациента из синдрома Пострадавшего в синдром Героя, так как он намного более позитивен и активен в своей жизненной позиции. Это поможет пациенту адаптироваться к жизни, но уже в новом качестве».

Я думаю, что пора нам становится более зрелым обществом и помочь снова вернуться нашим ребятам-героям к мирной жизни. А поливать грязью и осквернять память погибших — это удел слабых и не очень мудрых людей.

Лейла Саралаева

Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter