Авторизация
 
  • 12:36 – Битва экстрасенсов 17 сезон выпуск от 3.12.2016: смотреть онлайн 14 серия на ТНТ 
  • 12:36 – Биатлон спринт женщины: смотреть онлайн гонку на 7,5 км 3 декабря 2016 
  • 12:36 – Битва экстрасенсов 17 сезон 14 серия смотреть онлайн выпуск от 03.12.16 
  • 12:36 – Шоу «Голос», 5 сезон 14 выпуск: смотреть эфир от 2.12.2016 

Три интервью с Розой

162.158.78.121

Три интервью с РозойТак получалось, что интервью с Розой Исаковной мне доводилось делать через каждые 10 месяцев. Причем происходили они в какой-то смутный период, когда в стране шли переломные процессы, нервы кыргызстанцев были на пределе, эмоции вырывались наружу, но ради самосохранения надо было выражаться очень осторожно и корректно. Роза Отунбаева, придерживаясь сдержанного тона, не боясь, озвучивала такую мощную критику, о которой даже некоторые политики-мужчины страшились подумать.

Ее речь всегда отличалась построением сложносочиненных предложений, образными и хлесткими сравнениями, употреблением англоязычных слов, смысл которых иногда приходилось смотреть в толковом словаре. Журналисты знают, что после интервью она просит текст на доработку и потом тщательно вычищает каждую фразу, как истинный перфекционист.

Так было с первым интервью, которое я подготовила 3 марта 2010 года, почти за месяц до апрельской революции. Оно получилось очень острым и опасным, и идеально подошло бы по формату и по духу прежней газете «Лица». Но газета к тому времени уже почти год как сменила хозяина. Злободневный материал отказывались печатать местные газеты, и мы дали его на сайте «Фергана». Хотя в тот момент прежняя власть глушила зарубежные веб-ресурсы, чтобы кыргызстанцы не могли видеть критику, которой подвергалась бакиевская власть.

Открывать запрещенные сайты можно было через вспомогательные серверы, адреса которых распространялись на интернет-форуме «Дизель». Возможно поэтому у того интервью было не так уж много читателей. Сейчас, спустя почти два года, перечитывая то интервью, понимаешь, как сильно рисковала Роза Исаковна, объясняя суть преступной приватизации энергосектора и повышения тарифов за тепло и свет.

Так случилось и спустя 10 месяцев, 25 декабря 2010 года, когда я брала у нее большое интервью уже в качестве президента страны. Второй материал, к сожалению, вообще нигде не был опубликован. Предлагаю вам познакомиться с некоторыми выдержками из тех интервью, которые не подвергались ее правке, характеризуют нашего президента Розу Отунбаеву как человека не просто отважного, взвалившего на себя всю тяжесть наведения порядка в растерзанной стране, но и как женщину, которая полтора года не имела права на слезы. Вот фрагмент первого:

- Вы назвали продажу «Северэлектро» и «Кыргызтелекома» преступной и грабительской. Поясните, пожалуйста.

- Я исхожу из того, что эти предприятия являются народным добром. Они созданы поколениями людей, живущих в Кыргызстане. Эти люди еще живы, но они уже в преклонном возрасте и немощны. Таким образом, эти объекты принадлежат народу. А в это время за спиной у народа происходят очередные перепродажи.

Мы слышим, что тот же «Кыргызтелеком», который продан за 40 миллионов долларов, сейчас перепродается за цену большую в десять раз уже кампании «Финтур». Я была в ОБСЕ и предупредила финскую делегацию, что все эти приватизации, которые делаются в Кыргызстане, они все липовые, и все, что сегодня «прихватизируется», будет возвращено народу. В этом у нас нет никаких сомнений.

Те, кто сегодня у власти мыслят категориями бизнесменов. То есть понимаете, им как раз это время нужно — они покупают за бесценок государственное имущество и тут же перепродают за значительно большую сумму. «Северэлектро», которое по самым низким подсчетам оценено было в 137 миллионов долларов, продают за 3 миллиона. У нас в Кыргызстане сотня бизнесменов, которые легко купили бы этот объект за эту сумму. Однако сомнительная кампания «Чакан ГЭС», которой так дешево досталось «Северэлектро», зарегистрирована на Виргинских островах. Она показалась нынешней власти более привлекательной.

А народ даже не понимает, кому он платит по повышенным тарифам. Пенсионеры не доедают кусок хлеба, не могут купить необходимую одежду, зато последние деньги платят за коммунальные услуги в оффшор новым хозяевам.

Не было такой необходимости продажи этих объектов. Взять «Кыргызтелеком». В свое время и за 150 млн. долларов его не продавали. Позже когда пришли мобильные кампании, актуальность наземной связи лопнула. Стоимость пошла вниз, и сегодня ее продают за 40 млн. При этом вводится фиксированная наземная поминутная тарификация. Почему тогда так низко продали? Здесь такая основная цель – делается все это в личных интересах, для благополучия определенных кланов или людей. И коммуникации, и энергетика, это фундаментальные, вечные источники. И такая дешевая и спешная их продажа, это настоящее издевательство.

Или другой пример. Вы думаете «Камбарата-2» строится? Там просто промываются миллиарды бюджетных денег, там никогда нет счетной комиссии. Там работают частные кампании небезызвестных людей, им же, частным кампаниям, покупается за счет кредита тяжелая техника, она же работает там.

- «Чакан» ГЭС мало кому известен, да и складывается впечатление, что мы вряд ли найдем истинных покупателей наших стратегических объектов?

- За всеми этими фирмами-однодневками стоит, как правило, так называемая «MGN consulting», это такая контора, созданная специально, чтобы местных аборигенов обирать. Учредители этих кампаний граждане других государств — некие Гуревич, Генкин и прочие. Нам объясняют их присутствие во всех операциях по продаже госимущества тем, что у нас нет специалистов рыночно ориентированных, с соответствующим образованием. Почему кыргызстанцы, которые закончили Гарвард, Стэнфорд, не привлекаются? Наши ребята где-то пропадают, не хотят ехать сюда, в эту грязную бизнес-атмосферу.

Или еще пример. Кыргызстан владеет одним из семи крупнейших золотых запасов мира, это «Кумтор». После очередных преобразований Кыргызстану дали 30 процентов акций и выделили два места в Совете директоров. Одно место занимает Елисеев, финансово-юридический «гений» Кыргызстана. А второе место занял гражданин Украины из той же кампании. Это оскорбительно для нас. И то руководство страны, которое ставит нас в такое унизительное состояние, заслуживает в первую очередь наказания.

- Вы заявили, что мы эти стратегические объекты все равно вернем. Каким образом?

- Грабительство и антинародность этих сделок налицо. Народ является владельцем всех этих богатств, их народ строил. Никакого отношения эта кучка нуворишей не имеет к созданию этих предприятий. Народ просто себе возвратит это. Народ, в соответствии с кыргызской Конституцией, является субъектом власти в Кыргызстане. И во многих странах мира гособъекты, проданные таким способом, были возвращены. К примеру, в Украине «Криворожсталь» забрали у Пинчука и продали в десятки раз дороже – так, как полагается.

- Нынешняя власть действительно дала много поводов для того, чтобы простые люди возненавидели ее. Если кыргызстанцы выйдут на митинги, как вы думаете, правоохранительные органы могут применить оружие для разгона?

- Будем надеяться, что нами правит не хунта, что мы еще живем в правовом государстве, демократическом, как записано в Конституции. Кроме того, международное сообщество на нас смотрит. Думаю, мы еще можем свободно выходить на митинги…

…Через месяц после этого интервью произошли события 7 апреля 2010 года, которые доказали, что нами правила все-таки хунта.

Второе наше общение проходило уже в более благоприятной, но не совсем спокойной атмосфере. Конец декабря прошлого года. Новый парламент только приступил к работе, только сформирована коалиция, и не было ясно, чего ждать от 120 разношерстных депутатов. Политические тузы с большим кайфом начали оттеснять Розу Исаковну с политического Олимпа, а в прессе появилась разнузданная критика ее деятельности. Мы встречались с Розой Отунбаевой два дня подряд, и чувствовалось, что ей хочется сказать больше, но она как истинный дипломат сдерживается, так как тогда был довольно тяжелый момент:

- Роза Исаковна, вы девять месяцев руководите страной. За этот срок женщина вынашивает и рожает ребенка. А как вы изменились за этот период? Стали более мудрой, терпимой или наоборот ожесточились?

- Эти месяцы потребовали от меня огромного терпения, я бы сказала — безмерного терпения. В такой вакханалии чувств, эмоций, в бурном потоке развития событий, которые подчас как гром и молния низвергались на страну и наши головы, когда было все: и столкновения, и кровь, и потери людей, мне приходилось учиться быть во главе страны.

Все повисло на мои плечи, я ведь была едина в трех лицах: спикер парламента, председатель правительства и президент. Сейчас 120 человек пришли в парламент, более сотни — в правительство. Это огромная энергия, а нам приходилось все это тащить небольшим составом.

Более того, мне, человеку не искушенному в военных действиях, пришлось быть Главнокомандующим, руководить военными действиями в Оше, делать все, чтобы ту ситуацию купировать, спасать людей. Все это требовало самообладания. Надо было самой держаться и давать остальным людям веру в то, что мы обязательно выйдем на берег. Думаю, что в той сложнейшей ситуации во мне сработало исконно женская черта — терпение.

Ты привела правильное сравнение: женщина девять месяцев несет в себе ребенка, пока она его вынашивает и тяжело, и больно, но она все это терпит, потому что знает, что так нужно, так должно быть, потому что обязательно потом будет жизнь, будет свет. Так и в моей ситуации приходилось каждую минуту думать, о том, что жизнь продолжается и надо дожить, надо довести, надо выйти на твердь. То есть за 9 месяцев прошла целая эпоха, прошло столько событий, равных десятилетию.

Да, я изменилась, во мне стало больше выносливости, которая сопряжена с пределами моего здоровья, это все уже отдается на здоровье. Но я не замечала усталости. Для меня самым важным было сохранить страну, как у любой женщины, матери, в самые тяжелые времена остается одна-единственная задача — сохранить дом, семью, очаг. А еще, я думаю, добавилось и мудрости, потому что я была ответственной за всю страну, и эту ношу надо было вынести.

- Правозащитники считают, что в психологической реабилитации нуждаются не только пострадавшие на юге, но и журналисты, и правозащитники, которые освещали те события и последствия. На мой взгляд, в психологической реабилитации нуждаетесь и вы, как человек, вынесший весь этот груз на себе. Как вы выходили из стрессовой ситуации?

- Я очень плаксивая от природы, я не могу сдерживать свои эмоции, у нас все по женской линии такие чувствительные — мама и сестры. Слезы — они важны, все-таки выводят адреналин, негативные эмоции. Но в те дни я сдерживала себя, не позволяла ни слезинки проронить. То есть практически не выходила из стресса. Думаю, я, как и все кыргызстанцы, нуждаюсь в психологической реабилитации, восстановлении.

- Говоря о женщине у руля власти, нельзя не отметить, что многие кыргызстанцы считают, что вам не хватает жесткости. Ваши соратники между собой вас снисходительно называют «эжешкой». Каково вам работается с нашими политиками-мужчинами, которые при любом удобном случае подчеркивают свою брутальность?

- У нас много лидеров в стране, ярких политиков, и это тоже наша сила. И в то же время у них много эго, сойтись с ними очень трудно. Слава Богу, вторая попытка по созданию коалиции была успешной, и мы сумели ее создать. Надеюсь, что это положит начало миру и консенсусу, договороспособности в будущем.

Например, Бакиев не хотел с нами, оппозицией, разговаривать ни в каком формате. Я как лидер оппозиционной фракции к нему пыталась прийти и поговорить об Исмаиле Исакове, о том, что его незаконно осуждают на огромный срок. И он не принял меня, проигнорировал. Не говоря о том, что он не собирался ничего обсуждать ни с Атамбаевым, ни с Текебаевым. Хотя бы просто обсудить их претензии. Тогда была строго авторитарная власть.

Но мы сейчас готовы работать с оппозицией. Выстроилась совершенно другая система координат. Я знаю, что Атамбаев готов пригласить и Мадумарова на работу, если он хочет работать на благо страны. Единственное, не сошлись Атамбаев с Куловым, все остальные помирились. Готовы к сотрудничеству такие лидеры, которые никогда бы не сели за один стол при прежних режимах.

У меня есть своя идеологическая позиция, я выходец из партии СДПК, соответственно, по своим взглядам, являюсь социал-демократом. Но я не буду сейчас в нашем постконфликтном обществе гнуть свою линию, как говориться, перегибать палку, настаивать, что только такая позиция правильная. У меня роль человека, который должен примирять стороны. Я в нее облачилась, заняла эту нишу, она мне определена судьбой и временем, пока я на этом посту нахожусь. Может я и в дальнейшем, уже после этой работы буду выполнять эту роль, в какой степени я смогу. Но сейчас я не могу встать на одну сторону.

Да, было много случаев, когда надо было жестко поступить, кого-то арестовать. Может, был бы на моем месте мужик, он, наверное, многих пересажал — я признаюсь, какие-то мягкости проявляла. Но я не могла рисковать спокойствием граждан, только чтобы удовлетворить свои амбиции. Например, взять мэра Оша, мужчина бы посчитал, что задета его честь и выгнал бы его с поста. Но поднялись бы очередные «буреломы», «дуреломы», и смерти были бы. Но зато дело сделано.

Да, согласна, люди могут мне насчитать массу фактов, когда надо было проявить особую жесткость, но материя нервов, материя жизни, материя терпения в стране и у народа сильно истончилась, настолько стала ранимой и кровоточащей. Поэтому если бы я делала какие-то резкие повороты, там бы рвалось, обязательно народ страдал бы. Да, Сталин шел жестко, кровь смывал кровью. А я такое не могу делать…

…Благодаря мудрости и терпению Розы Исаковны, Кыргызстан пребывает в относительном мире. А худой мир, как известно лучше любой войны. И вот спустя 10 месяцев, 28 октября 2011 года, мы вновь встретились с Розой Отунбаевой. Она отвечала на вопросы зарубежных журналистов. Ситуация в предвыборном Кыргызстане была неоднозначная, люди боялись за исход выборов. В числе прочих вопросов были довольно острые. Приведу пару ее неотцензурированных ответов:

- Каков экономический смысл вхождения Кыргызстана в Таможенный Союз?

- Для нас это непростое решение. У нас в Кыргызстане есть два крупных транзитных перевалочных рынков — «Дородой» под Бишкеком и «Кара-Суу» рядом с Ошом. На рынке «Дордой» порядка 60 тысяч человек задействовано, они являются связными между Китаем, Казахстаном, Россией и Узбекистаном. Эти 60 тысяч, конечно, ставят вопрос о невыгодности нашего решения. Все 20 лет нашей независимой жизни мы занимались транзитной торговлей. Но мы должны начать производить что-то.

У нас есть настрой на собственное производство, мы хотим работать, поднимать свою индустрию. Нам надо развивать услуги, туризм, банковскую и страховую систему. К примеру, мы — страна войлока. У нас прекрасные дизайнеры, тысячи рукодельниц производят прекрасные сувениры, ковры. Но у нас уже нет шерсти своей, всю шерсть выкупает Китай.

Мы хотим сами производить, доводить до конечной продукции и зарабатывать на этом. Страна может менять курс, то есть с торговли переходить на производство. Да, мы члены ВТО, но у нас движение происходит в сторону Казахстана и России. Все, что мы производим, потребляется в Казахстане. Поэтому мы не должны иметь с ними границ, у нас должно быть единое экономическое пространство.

- Надолго ли будет сохраняться региональное противостояние в Кыргызстане?

- Что касается разделения на север и юг, да, есть такое разделение. В Британии есть разделение на Англию и Шотландию, в других странах такое есть. Мы не оригинальны. У нас одна нация, одна культура, одна религия. Мы географически только находимся в разных частях. Но существующее некое натяжение означает борьбу за ресурсы, борьбу за власть. Опять же эпоха приватизации, кому-то хочется больше получить.

У нас жизнь продолжается, и идут такие объективные процессы, как миграция. Она активна не только в сторону Россию, но и внутри страны. У нас с юга очень много людей переехали на север. Бишкек окольцован огромным количеством новостроек, в которых живут люди и с юга, переселившиеся за эти 20 лет. Южане много собственности купили и в Бишкеке, в Чуйской области, в Иссык-Кульской. Идет смешение северян и южан. Так что я считаю — это живые процессы, и они будут продолжаться…

…Вчера Роза Исаковна подписала указ о проведении инаугурации следующего президента 1 декабря. Очень хочется посоветовать Алмазбека Атамбаеву быть таким же максимально открытым для журналистов, как и Роза Отунбаева.

Лейла Саралаева

Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter