Авторизация
 
  • 01:27 – Битва экстрасенсов 10.12.2016 (10 декабря 2016): 17 сезон 15 серия смотреть онлайн – покойник в доме 
  • 01:27 – Биатлон гонка преследования женщины 10 12 2016 результаты, кто победил, смотреть онлайн 
  • 01:27 – Очень караочен 10 12 16 с Бузовой: Арбузова и бриллиантик в детстве, почему поменяла цвет волос, успех в сольной карьере, за что ненавидят и откровенные фото 
  • 01:27 – «Битва экстрасенсов» 10.12.16, смотреть онлайн: новая серия не для слабонервных 

Сожжены и забыты

162.158.78.229

Сожжены и забытыНа часах 1.30 ночи, у станции метро остались только нагловатые таксисты. У меня — фотография Анваржона. Полчаса назад ее мне дала Дильфуза – его жена. Со снимка смотрит молодой улыбчивый мужчина с дружелюбным взглядом, на его руках — новорожденный.

Погибший, покажите паспорт!

Анваржона Сотволдиева уже нет. Он сгорел 9 января в итальянском ресторане в Москве. Тогда же погибла и Толгонай Сатыбалдиева, тоже гражданка Кыргызстана. 24 -летняя Толгонай работала помощником повара, Анваржон – грузчиком. Оба — выходцы из Джалал-Абада, и фамилии у них одинаковые, только пишутся одна на кыргызский, вторая на узбекский манер.

Еще шестеро кыргызстанцев оказались в больницах, некоторые - в реанимации. Власти Москвы тогда сразу заявили, что выплатят компенсации: близким погибших – по миллиону, а пострадавшим – по 500 тысяч рублей. Надо было успокоить публику. Затем формулировка изменилась: посольство КР в России распространило пресс-релиз, что правительство Москвы заявило о помощи только гражданам РФ.

У 34-летнего Анваржона был российский паспорт, разрешение на работу, он исправно платил налоги.

- Теперь я слышу, что компенсации выплатят только тем, у кого московская регистрация. Это издевательство, в этом дорогом итальянском ресторане с московской регистрацией были, может быть, только посетители, которые отделались легким испугом, а работали и погибли-то сплошь кыргызы, узбеки, таджики, — говорит Дильфуза Кимсанбаева.

Я приехала на их съемную квартиру в Москве, за которую ежемесячно надо платить 30 тысяч рублей, и Дильфузе, у которой декретный отпуск, теперь одной надо кормить троих детей. Двое школьников — мальчики и девочка — сидят грустные, 11-месячная девочка спит. У Дильфузы мать — русская, а отец – узбек. Она сама по профессии повар, и прекрасно говорит на русском языке.

- Мне тяжело говорить, но по видео видно, как Анваржон заходит в здание, чтобы спасти коллег. С него свисает обгоревшая кожа, видно, что человек очень тяжело пострадал. Но потом я узнала, что первыми «скорая помощь» забрала иностранцев и русских посетителей, которые тоже пострадали, но слегка. Анваржона забрали чуть ли не последним, потом укрыли колючим одеялом, и еще кто-то сказал: «Потерпи». Неужели люди не равны даже в беде? — Дильфуза задыхается от тихого плача, когда рассказывает все это.

Умереть красиво и медленно

И дальше: Анваржона повезли не в ожоговое отделение, а в инфекционную (!) больницу. Когда Дильфуза со своим братом пришли туда, Анваржона они нашли под именем «таджик».

- Мой брат сказал, что он умирает — у него все дыхательные пути были повреждены. Я не хотела в это верить и в истерике стала просить, чтобы меня пустили к нему. Вышел врач и очень зло сказал, что к нему нельзя, что он «красиво и медленно» умирает, — продолжала нелегкие воспоминания молодая вдова.

Дильфуза так и не смогла попрощаться с мужем в его последние минуты. Анваржона похоронили в Москве, какую-то помощь оказали лишь хозяева ресторана. На похороны пришли сотрудники посольства Кыргызстана, на этом общение с ними прервалось.

Посмертно зараженный

Я подозревала, что даже Анваржону, герою, хорошему работнику, и подчеркиваю, российскому гражданину, все-таки не выплатят компенсацию. И этого не пришлось ждать долго.

30 января российское издание “LifeNews” выпустило статью с наглой ложью. В ней говорится, что Анваржон был поваром, и в его крови обнаружили ВИЧ и гепатит. Без указания источников, без доказательств. Издание добилось того, чего хотело — это последние штрихи в формировании образа монстра по имени «трудовой мигрант» со стороны российского медиа-ресурса.

Когда я позвонила Дильфузе, она уже не могла сдерживать себя, топала ногами от беспомощности и рыдала:

- Вчера пришли молодой парень и девушка, сказали, что из Соцфонда, и с порога начали говорить, что у Анваржона был СПИД, я начала плакать!

Дильфуза позвонила в морг, куда был доставлен Анваржон, но там не смогли или не захотели ответить — был ли на самом деле гепатит у Анваржона или нет.

Сейчас близкие Анваржона собирают все справки, чтобы дать опровержение. Полтора месяца назад он проходил медицинскую проверку — в той справке нет ни гепатита, ни ВИЧ-инфекции.

- У нас маленький ребенок, который чуть ли не каждый месяц сдает разные анализы. Мои дети и я не болеем, Анваржон тоже был здоров, иначе его бы не взяли на работу! Им не удастся в этот раз отмахаться от нас фразой «чурка»!», — кричит Дильфуза.

Руслан Кимсанбаев нервно курит, ему сложнее, ему нельзя плакать. Он — брат Дильфузы.

- Понимаете, даже в смерти делят. Мигрант уже не может просто умереть, он должен умереть, как животное или хуже. У животного больше прав. Какая разница, какой он национальности и какое у него гражданство? Всем должна быть оказана помощь. Где совесть? Я не понимаю. Мы уже не граждане Кыргызстана, но все равно скажу, что посол в таких случаях должен биться, а не быть вежливым, он здесь получает зарплату за счет налогоплательщиков Кыргызстана, его кормят эти мигранты, — говорит он и нервно курит.

Заживо похороненные

После антифашистского митинга 19 января, где я выступила в защиту всех трудовых мигрантов, я редко, но все же слышу тихое неодобрение в свой адрес.

Аргументы невнятные: они должны молчать, чтобы их всех не выгнали; почему мигранты должны митинговать в чужой стране, а не в своей; я обратила на них внимание, и их станут убивать еще больше.

Именно вот это «молчание ягнят» и умение унижаться привело к тому, к чему мы все пришли. Вы помните хоть одно имя убитого скинхедами мигранта? Вы видите эти бесконечные «груз 200», которые улетают в Кыргызстан под покровом ночи чуть ли не каждый день? Среди жертв есть ваши родственники? Они заслужили смерть просто потому, что работали в России? Вы можете создать им рабочие места на их Родине?

Тогда о чем речь?!

За гибелью Анваржона и Толгонай стоят тысячи и тысячи погибших при пожарах, при взрывах в аэропорту, метро, просто зарезанных, убитых по всей России — без имени, без чести, тайно и быстро похороненные, забытые. Целое поколение униженных и оскорбленных трудовых мигрантов.

От того, что они обретут свое достоинство, хуже не будет. Тему мигрантов используют в предвыборной риторике в России все кому не лень — начиная с Путина и заканчивая Навальным. В этой тупиковой ситуации мигранты должны хотя бы просто говорить о своем положении.

И снова «Домодедово»

…Передо мной в очереди стоит на вид 50-летний мужчина с женой. Меня пропустили, а таможенники начали проверять его обувь на наркотики.

Мигрант начал снимать свою обувь, а таможенники, начали шутить, что в комнате завоняло.

- Боже, такие кирзовые сапоги мы в последний раз видели только в армии, — громко хохочет сотрудник таможни.

Жена мигранта на кыргызском языке прошептала мне, что всегда так делают – прицепятся обязательно.

Другого мигранта с испуганными глазами увели в соседнюю комнату.

В такой ситуации со мной, знающей свои права, ничего такого не случится. Но молчать из-за этого – не выход…


На часах — 3 ночи, я уже дома. У меня в руках та же фотография Анваржона. Со снимка смотрит молодой улыбчивый мужчина с дружелюбным взглядом, на его руках — новорожденный…

Сожжены и забыты


Аида Касымалиева

P.S.

Сегодня кыргызстанский правозащитник Ондуруш Токтонасыров устроил одиночный пикет возле посольства России в Кыргызстане.

Вчера Атай Садыбакасов, сын экс-президента Розы Отунбаевой, одним из первых отправил деньги пострадавшим при пожаре.

Если и вы хотите как-нибудь помочь, пишите мне на адрес [email protected] или отправьте твит на @a_kasymalieva.

Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter