Авторизация
 
  • 11:57 – 1 канал «Голос», 5 сезон 15 выпуск, смотреть онлайн четвертьфинал от 9.12.2016 
  • 11:57 – Голос 9 декабря 2016 смотреть онлайн: 15 выпуск 5 сезон от 9.12.2016 
  • 11:57 – Киев днем и ночью-2: смотреть 52 серию онлайн (эфир от 09.12.2016) 
  • 11:57 – Вечерний Киев: смотреть выпуск онлайн (эфир от 09.12.2016) 

Время разводиться

162.158.79.137

Время разводитьсяС тех самых пор я не переношу свадьбы. Не могу сидеть в ресторанах, видеть эти белые платья и черные костюмы возле вечного огня. Я сразу перематываю пленку на «через три года» и мне становится дурно.

«Сегодня ходил в ЗАГС, в архив, для развода, зашел крадучись в неприметную дверь, а в парадной – свадьбы, сзади здания — отходы свадебного конвейера», — рассуждает мой друг.

На глазах рушится огромная империя браков во всех слоях нашего общества.

Село или «скоропостижно скончавшийся брак»

Ранняя свадьба в 17-18 лет, девушка, которая выходит замуж не за мужчину, а за свою свекровь, и потому что «пора». На свадьбе много водки, танцев, а наутро надо доить корову, печь хлеб и не думать, не чувствовать, не перечить. Молчаливый робот по хозяйственный нуждам – это традиции и хорошая жена. А безработный парень, пьющий через день – это муж.

Через некоторое время он уезжает на заработки в Россию, если повезет вместе, если она забеременела, то это уже все – развал. Он годами живет в Москве, шлет исправно деньги, давно сожительсвует с другой женщиной или с другими многими женщинами. Она родила, часто уходит в родной дом ночевать, в какой-то момент уже не возращается в семью мужа. Или же бросила ребенка родителям, и поехала к мужу. Или же они десятилетиями живут в разных странах и называют себя семьей.

То же самое село, только в Москве

Москва мигрантов – это просто нескончаемый поток информации и впечатлений для этнографов. У одного знакомого моих знакомых две жены и по трое детей в каждом браке. Все — в Москве. Сначала он женился официально на «деревенской» девушке по настоянию родителей, а сам в это время сожительствовал с «городской» в Москве. Потом «деревенская» приехала в Москву, а «городская» потребовала официальных отношений. Он никому не отказывает. Они хоть честны между собой.

Тут есть женщины в возрасте с 20-летними парнями, у нее сыновья старше него, и, вообще-то, муж в Кыргызстане, и, вообще-то, внуки.

Я сейчас зажмуриваю глаза, когда вижу в Москве наших девушек, ярко накрашенных и почему-то наглых. Мне мерещатся аборты, беспорядочные связи, и даже после пятого аборта у такой девушки цель – выйти замуж. Когда мне причмокивают и кричат «чоң кыз» 50-летние мужчины из Кыргызстана, я хочу остановиться и дать пощечину. Когда-нибудь я это сделаю.

Но больше всего на свете я хочу отлавливать молодых парней, которые «сделали» девушке ребенка, а сами сбежали, а сами уже давно женаты, и никаких алиментов. Отлавливать и кастрировать, извините за грубость.

Малышка Би

Здесь все красивее, но только внешне. На первый взгляд — модные 30-летние мужчины на черных джипах, ухоженные успешные женщины. Мужчины в поисках 18-летних юбок ушли в бары, туда иногда приходят и жены. Чтобы контролировать, быть в курсе всех любовниц мужа. В Бишкеке невозможно пойти куда-то вечером и не увидеть чью-то экс-мужа. Эксы табунами бродят по ночному Бишкеку. В Бишкеке невозможно не столкнуться с любовницами и женами депутатов. Как в пошлом кино, все друг с другом переспали и ищут новых.

Рядом, но не вместе

Среди этого хаоса в отношениях, я вижу семьи 50-60-летних, но не вижу пар среди них. Они рядом, но не вместе. Иногда вынуждены терпеть друг друга, чаще она – вдова. Они больше всего боятся остаться вдвоем: всегда в гостях, с детьми, в магазине.

Широко закрытые глаза

И вся эта гниль не признается обществом. Оно как женщина, которой изменяет муж, но она истово верит, что он на работе ежедневно до двух часов ночи. У нас за столом любят поговорить, как на Западе или в Европе рушатся семьи, все несчастны, аморальны, одиноки, а вот в Кыргызстане все сохранилось – и традиции, и уважение, и целомудренность. У кыргызов крепкие семьи, верные мужья, мудрые жены, счастливые дети.

Не вмешивайтесь

Психоз с мигрантами – утрированная ситуация, когда границы личности стерты. По 20-30 человек в квартире, ежедневные очереди в ванную, в туалет, сиюминутные вмешательства в твой внутренний мир: как жить, за кого выйти замуж, на ком и когда жениться, сколько детей «сделать», какую работу выбрать. Достоинство человека, его самостоятельность растоптаны под видом любви и заботы общества.

Суутма $ ысытма

Суутма — порча на отвращение. Ысытма — порча на приворожение.

Роль семейного психолога в Кыргызстане выполняет молдо. Я не знаю, кто такой «молдо», я запуталась: если это религиозный деятель, то почему он может навести порчу?

Ош, 10 часов ночи, едем в Кара-Суу, что совсем недалеко от города. Заранее позвонили «молдо», предупредив, что мы едем.

Грязная комната, по телевизору – узбекский телеканал. В самом углу сидит бодрый, веселый старичок с узкими игривыми глазами. И очередь из женщин, с фотографиями. На столе – баклажки с водой, пакетики с изюмом, пачки чая, сахара.

У женщин на фотографиях молодые семьи с детьми – это они когда-то фотографировались. А теперь он живет с другой, и даже деньги на детей не шлет из России.

«Молдо» полчаса читает молитву на арабском языке, что-то пишет на бумаге и заворачивает их в треугольники.

Женщина отдает 2000 сомов. «Молдо» мудро не назначают цену за свои услуги – дают сколько считают нужным. Этот прием срабатывает беспоигрышно — людям обычно не жалко больше 1000 сомов и все довольны. Вот если бы назначили 300 – всем бы показалось, что их обворовали. Никто не даст 100 сомов ради такого дела – вернуть мужа.

Целая очередь из этих женщин, у которых мужья в России и не собираются возвращаться. «Молдо» наколдует и они вернутся. Обязательно.

- Он завтра же позвонит, потом на коленях приползет! – кричит старичок вдогонку женщине 40 лет.

- Доченька, присаживайся, как тебя зовут, где ты работаешь?

- Аида, я — журналист. У меня все хорошо.

- У нее проблемы с мужем, — осторожно добавляет тетя, которая меня сюда затащила.

- Ерунда! Никаких проблем не будет, а ну-ка покажи его фото.

- Я не принесла с собой и вообще мне не надо.

Но моя тетя достает мою свадебную фоторгафию из сумки, а мои глаза округялются.

- А может не надо, мне нужно всего лишь на успех, карьеру, деньги, а? , — не сдаюсь я, и перебираю в голове, что обычно просят.

- И карьера будет, доченька, к Путину зайдешь, если ты в Москве, давай все таки ысытма сделаем.

- А разве это не грех, — во мне проспыпается журналист вместо брошенной жены.

- Ты что, доченька, вот если суутма – это грех, а у вас же ребенок, ты же своего мужа хочешь вернуть, какой такой грех?!

- Не хочу.

- Захочешь. И тебе сделаем ысытма, захоооооочешь, ради ребенка надо. Вот увидишь, он завтра же позвонит!

- Да он только что звонил, — боромочу я напоследок.

И я выхожу с пачкой чая, с коробкой сахара, оставив 500 сомов. Чай и сахар до сих пор в Москве, на самой верхней полке в кухне, выбросить жалко, пить боязно. А вдруг? Все позвонят, придут, и будут умолять о замужестве? И я потеряю веру в людей, в Бога, с мыслью о том, что все может решить какой-то старик из Кара-Суу.

Игры в «суутма», «ысытма» и «байлатма» развиты не только в Оше. В нее играют армия любовниц против армии жен «успешных» мужчин по всему Кыргызстану.

И во всей этой суматохе, пафоса про традиции, нет ни слова о том, что отношения надо строить, что ты должен сделать выбор сам, что нужно разглядеть человека за ролью мужа и жены, что ты не должен жениться или выходить замуж под прессингом «что скажут люди» и многое другое про Отношения.

Развод не заканчивается никогда

Это уже из личного опыта. Год назад я писала в дневнике очень много, хорошего психотерапевта не было, и мне было страшно. Итак, отрывки из дневника.

10 марта, 2011 года

Это — страх. Постоянно где-то в мозгу шевелится не выключенный утюг твоей души, который называется «как бы сберечь психологию ребенка». И напоследок жалкое: «А может, она и не заметит? Мы же особенные. Мы же разводимся друзьями».

Это полный провал в попытках ответить на вопрос «А почему вы разводитесь?».

Это опошление и попытка обесценить твое прошлое. Многими. Не было всего чистого, доброго. Логика такова: если заканчивается разводом, значит, это было ошибкой.

Это постоянные, неустанные, бесконечные, бесплодные, изнуряющие объяснения всем обо всем. Молчите, разводящиеся! А то не заметите, как с ваших губ слетают грубости и ужасности вроде «не сошлись характерами, любовь прошла».

Это полное незнание, что делать с фотографиями свадьбы.

Это когда очень трудно, потому что не бил, не изменял, не пил. Любил. Не пила, не изменяла, не била. Любила.

Это прогнозы от «экспертов по вопросам брака и секса» (того самого секса, которым вдруг, оказывается, все отлично занимаются и хотят поделиться советами), что ничего не получится, если не смогла сохранить первый брак. Второго не будет. Вообще ничего не будет. Ни любви, ни весны. И ты – старушка.

Это когда кругом все хотят найти виновного или виноватую, брошенного или брошенную, изменившую или изменившего. Инициатора и жертву. И не верят, что ничего такого не было.

Развод - это трепанация не только черепа, мозга, но и всего, что поддается трепанации. Трепанируют – мамы, бабушки, тети.

Это всегда толпа, требующая объяснений, аргументов, прощения… Почему-то если двое не скандалят и мирно расходятся, человеческая натура в лице опять тех же родственников негодует. Никогда не разводятся двое, в Кыргызстане разводятся две семьи с тетями, бабушками и прочими, прочими родственниками. В этом деле хотят поучаствовать все.

Это когда «что скажут люди» утрируется и полностью занимает умы твоих родственников.

Да. Сначала наступает «тот самый день», когда ты нащупал развод, и пока еще без истерик определяешь, доброкачественна ли опухоль, и идешь записывать программу. Ты не обращаешь внимания на самую скандальную передачу в истории кыргызского телевидения, задумчиво и как во сне монтируешь и отдаешь кассету в эфир. И даже сотни звонков наутро тебя не волнуют.

Ближе к концу изматывающего марафона в длиною три месяца с вопросами «Кто виноват?» и «Что делать?», у тебя течет пятый по счету макияж перед эфиром из-за полностью самовольных слез, которые текут и текут, текут и текут. Не останавливаются. И нервничает стилист программы.

А потом бывают провалы. Иногда на день. Иногда на неделю. По любым мелочам. Потеряла ручку – ревиииииии. Добро пожаловать в клуб опухших и безмакияжных.

Это какой-то извечный, утробный страх разочаровать свою маму. Не знаю, почему так.

Это какой-то извечный, утробный страх разочаровать свою дочь. Не знаю, почему так.

Это очень-очень страшно.

Это гаражи с коробками твоего приданого. Хрусталь-то цел! Не то, что моя семья. И реееееееевиииииииии. И снова и опять.

Это детские кроватки, мебель — уже живущая в других домах с другими семьями.

Детские кроватки — слишком больно смотреть.

Это смски в знак поддержки от твоего мужа: «Айка, держись».

Это — жаль, жаль, жаль, и бесконечный февраль. И опять реву. И третий по счету переезд за эти три месяца. Бездомность. Изнутри.

И все это вдруг заканчивается весной. 8 марта ты сидишь одна, запершись в своем кабинете, наедине с букетом роз и рыдаешь. Заканчивается все сразу, почему-то, 9 марта.

А из 2012 года я вам шлю привет и говорю, что впереди круги еще более глубоких депрессий, из которых вылезаешь, и кажется, что навсегда, а потом снова проваливаешься.

Все иллюзии изношены, испиты, заспаны, обдуманы до дыр. И ты остаешься наедине с жизнью.

Вы все своими нежными и сильными руками разрушили. Война проиграна, выигравших нет. И ты стоишь, и ты знала.

Развод – это навсегда.

Аида Касымалиева

Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter