Авторизация
 
  • 11:12 – Российский робот «ФЕДОР» прошел финальный цикл испытаний 
  • 11:12 – Российский робот «Федор» сможет сам себя отремонтировать 
  • 11:12 – Видео, где Лавров обозвал журналиста дебилом, распространяют в Сети 
  • 11:12 – Битва экстрасенсов выпуск от 10.12.16 17 сезон: смотреть онлайн 15 серия шоу ТНТ 

Первый компромат на Бакиевых

162.158.79.137

Первый компромат на БакиевыхФрагмент книги Бермет Букашевой «Кыргызское зазеркалье» специально для «Чалкан.kg».

Самым неприятным для Жаныша был вопрос об ограблении банка в Джалал-Абаде, который газета «Лица», писавшая об этом, конечно же, не могла не задать.

Мое решение опубликовать вопиющий рассказ человека, который до революции 2005-го занимал должность начальника Джалал-Абадского отделения Нацбанка, было одним из самых безрассудных решений в истории газеты. Это был первый крупный компромат на пришедших к власти Бакиевых.

Письмо с рассказом об этом криминальном деянии нам пришло тогда по электронной почте. По всей видимости, оно было анонимно разослано в несколько СМИ. Тогда его опубликовал оппозиционный сайт «Газета.kg», и я тоже решилась напечатать в «Лицах» для более широкой публики. Шли разговоры, что этот человек пропал без вести. Только после апрельской революции, когда началось настоящее расследование этого дела, он появился в интервью газете «Дело №» с подтверждением всего изложенного в той электронной исповеди пятилетней давности.

…Джалал-Абад был колыбелью мартовской антиакаевской революции. Обстановку там раскачивал бакиевский клан. Областная администрация перешла в руки революционеров, когда Бишкек еще был во власти Акаева, а филиал Нацбанка располагался вблизи здания администрации.

Мятежники захватили областные отделения СНБ, МВД и рискнули наложить «большевистскую» лапу на казну государства. Всего из банка было вывезено более 86 миллионов сомов. 64 миллиона позже вернули, но 23 миллиона так и остались пропавшими без вести.

24 марта 2005 года глава Джалал-Абадского филиала НБКР Мелисбек Батырбеков пережил страшную ночь. Все, что с ним произошло – еще один готовый сюжет для кинобоевика.

Силой запихнув в машину, его вывезли из банка в захваченное революционерами областное управление СНБ. Для начала — страшно избили: пинали, били головой об стенку. Потом окровавленного и потерявшего сознание окатили холодной водой, и заставили прийти в себя. После чего появился революционный командир в камуфляже, с пистолетом в кобуре, представившийся полковником Раимом Сарыковым – новым начальником Джалал-Абадского управления СНБ. Кстати, Раим Сарыков был бывшим майором милиции, арестованным весной 1999 года как военный руководитель заговора по подготовке государственного переворота и покушения на президента Акаева. Дело получило широкую огласку в связи с участием в нем «вечного революционера» Топчубека Тургуналиева, проходившего в качестве «идейного вдохновителя» заговора. Раим Сарыков получил тогда 17 лет лишения свободы. Но вскоре Акаев решил помиловать осужденных. Зато осужденные не помиловали его, и, как видим, приняли непосредственное участие в революции…

Он допрашивал его на пару с другим революционером – Нурланом Нишановым, о деньгах, хранившихся в банке, о том, где ключи от хранилища. Нишанов заявил, что им нужно много денег, так как они собираются начать партизанскую войну.

Вдруг открылась дверь, и зашли Жаныш Бакиев и Молдомуса Конгантиев. Когда Бабырбеков увидел их, то понял, что его дело гораздо серьезнее, — грабить банк собрались не простые самозванцы. Жаныш Бакиев, хорошо известный в Джалал-Абаде, уже пару дней был новым начальником всей областной милиции. Поздоровавшись с Раимом, он обнял его и поздравил с должностью начальника УСНБ, а затем удалился с ним в комнату отдыха.

Оставшись наедине со знакомым ему Конгантиевым, Мелис Батырбеков начал просить его о помощи, но тот приставил палец к губам: «молчи». «Муса, я, наверное, уже отсюда не выйду. Найди Табылды (родственника, хорошо знакомого Конгантиеву), и скажи, чтобы он всех моих забрал». Будущий бакиевский министр молча вышел в коридор и позвонил Табылды. Тот забрал из дома жену, из школы и садика детей — и спрятал. Он, конечно, сделал доброе дело. Но о чем это говорит – о том, что он знал, что Батырбекову – крышка, и молча соучаствовал в этом? Спустя пять лет новые революционеры в Таласе до безобразия «изукрасят» лицо Молдомусы Конгантиева, но оставят его в живых. Наверняка, он вспомнит тогда революционную ночь в Джалал-Абаде 24 марта 2005 года, проведенную им в кампании Жаныша Бакиева. Бумеранг.

Вскоре Раим и Жаныш вышли, и уходя, брат будущего президента произнес слова, которые не оставили у Табылды сомнений в его причастности к преступлению: «Доводите дело до конца». На Бабырбекова при этом он даже не взглянул.

Требуя от банкира ключи от хранилища денег, революционеры перешли к откровенным угрозам. Сначала зашли несколько человек и сели читать молитву из Корана, как перед забоем скотины. Потом Нишанов, приведя еще одного сотрудника банка, который оставался там на дежурстве, сказал: «Сейчас положим вас в ванну, нальем ведро кислоты, потом пропустим через унитаз…».

После этого их все же повезли в банк, вся милицейская охрана которого была отозвана по указанию Жаныша Бакиева. Какого-то сварщика выманили из дома обманом и заставили резать металлическую дверь хранилища под дулом пистолета. В момент резки сработала сигнализация и завыла сирена. Пока обрывали провода, из Бишкека пришло известие о том, что «Белый дом» взят.

Революционеры ликовали и выгребали деньги: брали только крупные, тысячные купюры, мелкие оставляли. Раим Сарыков сказал Батырбекову: «Всё! Теперь вывезем вас куда-нибудь на поле, убьем, зальем бензином, подожжем. А рядом оставим мешок из-под денег. И пусть на другой день ваше тело находят народные дружинники. А мы заявление сделаем: Батырбеков, воспользовавшись суматохой, ограбил свой же банк, да видно, с сообщниками не поделился, за что и был убит…».

Благо, у кыргызов на каждом шагу хотя бы дальние, но родственники. Начальник банка увидел такого среди ребят, присланных за деньгами — Максата Солтоева. Когда мешки грузили в машины, тот успел шепнуть ему: «Вам надо отсюда вырваться». – «Помоги, скажи своим, что мне нужно в последний раз увидеть своих детей», — умолял банкир. Когда они вернулись с деньгами в СНБ, Максат уговорил Сарыкова и Нишанова отпустить Батырбекова на полчаса под его ответственность.

По дороге они решили: Максат скажет, что тот зашел попрощаться с детьми и исчез.

Ночью Мелисбек выехал из города, спрятал где-то семью, и поехал в Бишкек, но потом решил повернуть на Талас, к родственникам. По дороге получил телефонный звонок от знакомого. «Ты сейчас где?» — «Не скажу», — «Слушай, Мелис, ты никому про банк не говори. А если будешь говорить, про Бакиевых молчи». – «Молчать не буду», — сказал Мелис и отключил телефон. Он, действительно, оказался крепким орешком, и поставил цель донести правду о случившемся.

Для этого, не медля, в сопровождении таласских родичей, отправился в Бишкек. Пришел в Нацбанк, устно рассказал об ограблении — писать не мог, руки не слушались. Родственник записал его рассказ на видеокамеру. Уже утром 26 марта кассету размножили, и отнесли копии в посольства США и России, раздали некоторым депутатам. Кем-то из них текст видеорассказа, скорее всего, и был послан в нашу редакцию по электронной почте.

После этого угроза для жизни Мелиса стала еще больше. Он переоделся, надел темные очки, замаскировался и ночью выехал на родину — в Аксыйский район. Оттуда — в Узбекистан. Маскировка не была напрасной: его тут же стали искать повсюду — в Бишкеке, в Таласе, в Аксы. Добрались и до соседней республики, но судьба чудесным образом берегла его.

Буквально через час после его отъезда из дома дяди, где он жил в Узбекистане, туда пришли люди с удостоверениями сотрудников Джалал-Абадского УВД, — подчиненные Жаныша Бакиева: «Аксакал, у нас точные сведения: он здесь скрывается». Хотели осмотреть дом. Но дядя Мелиса оказался храбрецом, и схватился за топор: «Убирайтесь отсюда, а то прибью!».

Председатель Нацбанка Улан Сарбанов доложил о случившемся в Джалал-Абадском филиале новому руководителю государства Курманбеку Бакиеву. Кроме того, видеокассета с исповедью Батырбекова могла попасть на телевидение. Она заканчивалась словами: «Уважаемый Курманбек Салиевич! Эти деньги и не мои, и не ваши. На эти деньги не имеют никакого права ваши братья. Все деньги должны быть возвращены полностью в сохранности на свое место. Эти деньги должны служить народу Кыргызстана. Если мое требование не будет исполнено, если власти начнут пугать моих родственников, детей, тогда я передам эти аудио- и видеозаписи в СМИ Кыргызстана, соседних государств, Европу и Америку, пусть они увидят, что творится в Кыргызстане».

Ставший после революции Генеральным прокурором Азимбек Бекназаров попытался допрашивать Жаныша по этому делу, но потом все спустилось на тормозах, а вскоре Бакиевы заменили строптивого и своевольного Бекназарова на другого – на брата того же самого Молдомусы – Камбаралы Конгантиева.

В интервью нашей газете Жаныш Бакиев очень скомканно и противоречиво отвечал на вопрос об ограблении банка. Вот этим пассажем он выдал с головой свою криминальную сущность: «Я не выдержал и сказал Бекназарову, что если бы захотел взять банк, взял бы его полностью, ни копейки бы не оставил, все было бы сожжено. Мне этого не надо было, там в Джалал-Абаде столько работы было! Каждый час разноречивая информация поступала о том, что едут грузовики с солдатами из Бишкека, мы дорогу в Токтогуле перекрывали. Да не до банка мне было!».

Согласно сказанному, если бы Жанышу было до банка, то он не оставил бы ни копейки, и все горело бы синим пламенем. За «базаром» следить надо, товарищ «брат-2».

«А вы видели эти деньги?», — продолжала расспрос Лейла, и Жаныш выдал себя еще больше, практически подтвердив, что руководил этим процессом:

«Сначала отвезли эти деньги и большое количество золота в СНБ. Ополченцы позвонили. Я спросил, есть ли там хранилище, они ответили, что нет. Я тогда сказал, чтобы привезли в УВД, в оружейку. Туда очень тяжело попасть, они привезли, мы все сняли на видео, потому что пересчитывать было нереально. Я столько денег никогда не видел, там было очень много мешков. Мы все это опечатали… А потом выяснилось, что пропала пара мешков…».

На самый ключевой вопрос, зачем это вообще нужно было — вывозить деньги из надежного хранилища Нацбанка, если цель была сохранить их, Жаныш ответить не смог. «Это надо у ребят спрашивать», — только и нашелся что сказать он.

Абсурд. Будучи начальником областной милиции в тот момент, он принял деньги в УВД и даже не спросил, зачем их вывезли из Нацбанка??? Ответ лежал на поверхности. Деньги решили украсть «для нужд революции», тем более что задумали и начали это, когда Акаев в Бишкеке еще был при власти. Воровали, как будто воруют лично акаевские, а не народные деньги. Если бы Бишкек не пал, действительно, собирались начать гражданскую, партизанскую войну юга против севера.

Вся эта история, дело об ограблении банка – важнейший исторический документ, который доказывает, что Бакиевы были готовы на все, на море крови, на разделение страны, на создание государства в государстве, лишь бы получить власть. Власть, которая нужна была им только для одного — для дальнейшего обогащения. Скорее всего, лично Жаныш, который, по всей видимости, уже тогда был тесно связан с наркобизнесом, был заинтересован в том, чтобы отвоевать у Акаева хотя бы часть южного региона, дабы наживиться на управлении наркотрафиком.

Нурлан Нишанов, на которого вначале решили повесить все дело, пропал без вести через полгода после ограбления. Через год умер Санжар Солтоев — один из парней, вывозивших деньги. Еще три года спустя умер Раим Сарыков. Кыргызская революция заметала следы, избавлялась от свидетелей-подельников, от тех, кто делал грязную работу, от тех, кто мог шантажировать вечно. Таких неожиданных смертей в пятилетку правления Курманбека Бакиева было множество…

27 мая 2010 года Джалал-Абадская облпрокуратура вынесла заочное обвинение Бакиеву Жаныбеку Салиевичу в совершении преступлений, предусмотренных статьей 168 Уголовного кодекса КР: «Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору с проникновением в жилище, помещение или иное хранилище, с применением оружия, с целью завладения имуществом в особо крупном размере».

Бермет Букашева

Смотрите также

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИИ:

Новости партнеров
  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Facebook
  • Twitter